Одна история в рейсе или как правильно делать бражку | | Блог Виктора Потапова add share buttons

Случай в рейсе, или как делать бражку правильно

Было это на рыбообрабатывающей плавбазе “Шалва Надибаидзе”, и шел уже то ли сотый то ли сто пятидесятый день рейса. А работал я на этой плавбазе радиооператором. Было нас 4 человека вместе с электрорадионавигатором. Рейс получился длинный. А работали мы в это время в охотоморской экспедиции по ловле и переработке минтая.

Работа наша не очень тяжелая, но однообразная. Вахта 8 часов, обед, сон. Ну, конечно, разбавляли мы свой досуг просмотрами фильмов в столовой по вечерам, прогулками по верхней палубе да посиделками в радиорубке за чашкой чая или кофе.

Ну и, конечно, хотелось поразвлечься алкоголем. Но в рейсе с этим трудно. И даже дело не в том, что нельзя, а в том, что взять негде. И решили мы с Валеркой Трофимовым поставить бражку. Валерка – это один из нас, трех радиооператоров и ещё мой друг. Бражка – это субстанция из которой потом делают самогон. Но можно пить и так. Вкус не очень, но эффект не заставляет себя ждать. Градусов побольше чем у пива, где-то больше к сухому вину, а то и покрепче. Знающие люди в курсе!

Что для этого нужно? А для этого нужна вода, сахар и дрожжи. Сахар достали у нашей буфетчицы. Дрожжи у повара Сани, с которым мы были в хороших отношениях. Дрожжи были обыкновенные, с помощью которых пекли хлеб. Мы устраивали Сане сеансы телефонной связи с Владивостоком с семьей бесплатно. За это он нас подкармливал. Мы, конечно не голодали, но покушать изысков от Саши были не против. Воду взяли в кране в каюте.

Для ускорения процесса насыпали стакан риса, который взяли тоже у Сани. Емкостью послужили целлофановые пакеты, в которые упаковывался мороженый минтай. А пакеты были литров на двадцать. Два пакета один в один, вода, сахар, дрожжи. Всё это разболтали, добавили рис и поставили это дело в рундук (по простому шкаф для одежды). Вывели трубку из пакета в емкость с водой (водяной затвор) – чтобы сильно не пахло процессом брожения. Всё это в каюте.

Прошло пару дней, процесс пошел, пакет разбух и начал издавать своеобразный запах, отличить который от других не составляло труда. А каюта наша находилась на одной палубе с капитанской. Можно сказать почти рядом – через две каюты. И капитан, идя в ходовую рубку или ещё куда, не мог минуть нашу каюту никак.

Что мы только не делали, и дверь уплотняли и щели одеколоном прыскали, чтобы перебить запах издаваемый нашим будущим напитком. Прошло дня четыре или пять, бражка из мутной начала превращаться в прозрачную. Видно что процесс начал подходить к концу. Такому быстрому превращению ингредиентов в готовый продукт поспособствовал рис, который мы добавили в качестве катализатора. Всё прошло гладко, никто ничего не заподозрил.

Настал день когда настала пора снимать пробу. Я находился на вахте с восьми до шестнадцати, Валерка с шестнадцати до ноля. Поэтому у нас оставалось время только с ноля часов, то есть ночью. Разжились закуской у Сани-повара, налили в графин бражки. Встал вопрос где снимать пробу.

Был у нас в товарищах пятый помощник капитана Паша. Это помощник капитана по пожарной части. На плавбазах есть такая должность. Паша был парень молодой, как и мы. Только недавно закончил училище или институт, какой не помню. А было нам в то время года по 23-24. И жил он в каюте на нижней палубе. То что нам и нужно – подальше от начальства. И самое главное что на этой палубе больше никто не жил.

Пришли мы к Паше. Он еще не спал. Да и спать в то время мы ложились поздно – были молодые, да и днем можно было поспать. Так вот, пришли мы к Паше и предложили ему испробовать наш продукт. Паша был не против. Устроились мы у него и давай пробовать. Бражка, закуска, разговоры. Ну всё как положено. Графин быстро закончился, а было в нем литра два. Что делать, надо идти набирать еще. Сходили с Валеркой за добавкой. А вдвоем потому, что одному набирать из целлофанового пакета в графин дело не очень удобное.

Идти нужно было по длинному коридору – Пашина каюта находилась в самом конце, ну или почти в самом конце. А конце коридора один трап уходила наверх, а другой вниз в завод, где производилась продукция. Мы жили на самой верхней палубе, выше только мостик.

Слава богу, по пути туда и обратно никого не встретили и наше путешестви прошло без приключений. Наши посиделки продолжились. Время за разговорами прошло незаметно, второй графин опустел. Было уже около двух часов ночи. Стал вопрос расходиться или сходить за третьим. Тем более что Паша начал скисать и его стало клонить ко сну. Ну мы с Валеркой всё-таки решили сходить за третьим – спать совсем не хотелось по вполне понятной причине. Были мы уже в изрядном подпитии.

Наше путешествие наверх прошло без приключений. А вот когда мы спускались вниз по трапу, уже на нижней палубе, где жил Паша Валерка взял и бахнул рукой по кнопке пожарной сигнализации, которая находилась возле самого трапа под стеклом в металлической коробке. Стекло разбилось, кнопка нажалась и взревела сигнализация.

Мы ещё не успели дойти до Пашиной каюты, как открылась дверь и из неё выбегает Паша в полном обмундировании. А идти от трапа до каюты не более 15 секунд. Валерка как ни в чем не бывало спрашивает у него что случилось. Паша ответил что не знает и побежал дальше.Мы зашли в каюту и я спрашиваю Валерку нафига он это сделал. “Не знаю” – был ответ.

Не выясняя отношения мы быстро убрали все следы нашего пира и разместились на койке и на стуле, взяв в руки какие-то журналы и сидели со скучающим видом. Сначала в каюту зашел Старший помощник капитана с вопросом видели мы кого-нибудь или нет, потом капитан с помполитом с этим же вопросом. Ушли. Вроде бы всё стихло. Через минут двадцать-тридцать появился Паша совершенно трезвый и возбужденный.

Посмотрев что мы сидим в чистой, убранной каюте, он это оценил. Мы стали интересоваться что произошло, как будто не в курсе. Он сказал что какой-то козел нажал кнопку пожарной сигнализации на палубе возле трапа, который идет в завод и на верхнюю палубу и спросил не видели ли мы кого-нибудь. И естественно получил отрицательный ответ.

Паша рассказал, что командиры решили, что кнопку нажал кто-то из промов (промрабочие, которые работают в заводе на изготовлении продукции), но кто так и не узнали. Мы относились к среднему комсоставу, поэтому, по-видимому, на нас никто подумать не мог. Нас спасло только то что мы были на хорошем счету, и не настолько выпивши, что по нам видно не было.

Правда Паша с хитрым прищуром сказал чуть позже: “Пацаны, а ведь кроме вас там никого не было!” На что Валерка ему ответил: “Паша, ты что нам не веришь?” “Да нет, верю, верю, пацаны!” На чём вопрос был закрыт.

Кстати, кто нажал кнопку пожарной сигнализации так и осталось неизвестным.Мне кажется что Паша догадывался кто это сделал. Но так как весь кипишь стух, он сделал вид что ничего не подозревает. Благо на судне не было приспособ для снятия отпечатков пальцев.

Для чего я всё это написал? Да не знаю! Что-то захотелось. Может кому-то будет интересно. А может прочитает кто-нибудь из знакомых по работе во Владике. Ну а вы выводы делайте сами. Что хорошо, а что плохо. Кто прав, а кто виноват.Ну а вышло как вышло. Главное никто не пострадал. Никого не подставили. Было, да быстро забыли.

А может быть как в том фильме “С легким паром”, помните? “Надо меньше пить, надо меньше пить”.

А на этом у меня всё. Будут ещё истории.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности

Top